Z Tatarowem wszystko robiliśmy razem, więc dlaczego on siedzi w Biurze Prezydenta, a ja powinienem siedzieć w więzieniu?

343

Jeden z ważniejszych ukraińskich serwisów informacyjnych censor.net opublikował wywiad z byłym deputowanym parlamentu Maksimem Mikitasem uważanym za szefa “budowlanej mafii” w Kijowie ukazujący kulisy mafijno-finansowych rozgrywek na politycznym Olimpie Ukrainy. “Partnerem” Mikitasa w brudnych interesach był obecny wiceszef administracji prezydenckiej Zelenskiego Oleg Tatarow, a sam wywiad nosi znamienny tytuł: “Z Tatarowem wszystko robiliśmy razem, więc dlaczego on siedzi w Biurze Prezydenta, a ja powinienem siedzieć w więzieniu?”

Микитась: “Мы с Татаровым все делали вместе, так почему он сидит в Офисе Президента, а я должен сидеть в тюрьме?”

Автор: Юрий Бутусов

Микитась: "Мы с Татаровым все делали вместе, так почему он сидит в Офисе Президента, а я должен сидеть в тюрьме?"

Интервью с Максимом Микитасем — депутатом Верховной Ради VIII созыва, бывшим президентом скандальной строительной компании “Укрбуд”. Микитась является подозреваемым по делу о завладении имуществом при строительстве квартир для военнослужащих Нацгвардии. Он был задержан и находился в СИЗО, но вышел под залог после признательных показаний против экс-командующего Нацгвардией Юрия Аллерова.

О Татарове и взятке командующему Нацгвардией

– Расскажите о взятке экс-командующему Нацгвардией Юрию Аллерову. Какую роль в этом сыграл ваш бывший сотрудник Олег Татаров, подозреваемый НАБУ в подкупе эксперта МВД? Судя по материалам дела, Аллеров получил взятку в 125 тысяч долларов за сделку по обмену квартир для Нацгвардии в центре Киева на квартиры на окраине, государство понесло убыток в 81 миллион гривен.

– Откровенно говоря, эта сделка по Нацгвардии не была каким-то значительным событием для “Укрбуда” с нашими оборотами. Занимались этой сделкой наш генеральный директор Майборода Олег, директор службы заказчика Якусевич Сергей, главный юрист Мармыш, который непосредственно участвовал в совещаниях НГУ с участием представителей Главной военной прокуратуры. А уже в дальнейшем, когда было открыто уголовное дело в МВД — Татаров, тоже как один из основных юристов компании. Пока я был в силе, мы, как мне казалось, дружили. С Татаровым мы в 2019-м вместе на Новый год летали на отдых в Мексику семьями, но он все это предал…

Микитась: Мы с Татаровым все делали вместе, так почему он сидит в Офисе Президента, а я должен сидеть в тюрьме? 01

Микитась и Татаров

Когда МВД начало расследование, Татаров взялся за сопровождение дела. Остальное уже тайна следствия. На данный момент я не давал признающих вину показаний о даче взятки Ю. Аллерову . После взятия меня под стражу моей жене были возвращены 50 млн. грн., которые были внесены ею еще в октябре 2019 года. За счет них были перечислены в бюджет средства как возмещение ущерба, после чего прокурором было принято решение о возможности изменения меры пресечения, для чего он обратился в суд с соответствующим ходатайством.

– В материалах суда указано, что Татаров по договоренности с вами дал эксперту МВД Константину Дубоносу взятку в виде паркоместа в жилом комплексе. Дубонос за это должен был при проведении экспертизы занизить оценку ущерба от сделки. Есть ли у следствия улики, которые подтверждали бы вину Татарова? Вы передавали документы, переписку из телефона?

В первую очередь могу сказать: давал ли я показания или не давал по Татарову — это несущественно для выдвижения подозрения. Должны быть конкретные доказательства — переписка, документы, детали, которые подтверждают его вину. У детективов НАБУ, видимо, это есть. Я ответил детективам на поставленные мне вопросы по поводу проведения экспертизы экспертом МВД Дубоносом. За свои же грехи я готов отвечать перед судом, я с себя своей части ответственности не снимаю. Но я не понимаю, почему один из ключевых руководителей “Укрбуда” по юридическим вопросам Олег Татаров, который обогатился на уничтожении меня и моей компании, получил себе неприкосновенность? Мы с Татаровым все делали вместе, но если Татаров уселся в Офисе Президента, так почему я должен сидеть в тюрьме?

– Как так получилось, что против вас, владельца компании “Укрбуд”, объединились все ваши топ-менеджеры, включая Татарова? Они все делают заявления против вас.

– Они воспользовались ситуацией, чтобы вместе утопить меня, ограбить меня лично и мою корпорацию, чтобы самим уйти от ответственности и договориться с околокриминальными кругами. Самое возмутительное — повесили на коммунальный “Киевгорстрой” все долги перед инвесторами! Задайте вопрос, почему на “Киевгорстрой” оформили только убытки и лишь незначительную часть прибыльных объектов? Почему почти все прибыльные объекты и участки украли другие частные компании, а закрывать долги перед инвесторами заставили коммунальную компанию?

– Почему?

– Я вам расскажу о циничной схеме, по которой меня закрыли в тюрьму, а “Укрбуд” ограбили на миллиарды! Есть уже конкретные лица, участвующие в разграблении “Укрбуда” и денег инвесторов. Это Дмитрий Федотенков и его “соинвесторы” — Майборода, Якусевич, Мармыш. Все это было сделано не без участия действующего замглавы Офиса Президента по вопросам правоохранительных органов Олега Татарова, который составлял пресловутые меморандумы, а также юридические документы, и настойчиво убеждал меня идти с Федотенковым и его пресловутыми “соинвесторами”. Моя цель сейчас — все, что украдено, следует вернуть инвесторам через Киевгорстрой. Посмотрите: один из моих участков компания тестя Татарова пытается сейчас оформить на себя. То есть он урвал свою долю моего имущества и не скрывает, что пытается все это оформить на себя.

– После вашего ареста компания “Укрбуд” фактически разорвана на куски. Остановлено более 20 объектов, инвесторы выходили к Офису Президента, все проблемные стройки переданы на баланс “Киевгорстроя”. Расскажите, чем владел “Укрбуд” и что не передали в “Киевгорстрой” для решения проблем с инвесторами?

– Для начала надо понимать, что такое “Укрбуд”. “Укрбуд” строил 25 объектов и различные активы, которые были у меня украдены. Вот что в “Киевгорстрой” не попало:

– живые деньги на счетах, более 10 млн. долларов;

– готовые, но еще не проданные квартиры со свидетельствами на право собственности примерно на 10 млн. долларов;

– 40 гектаров земли под застройку на Осокорках в Киеве у Южного моста;

– ЖК “Эдельвейс хаус” на Зверинецкой и ЖК “Подол Гранд Винтаж” с долей в размере 20 млн долларов;

– ЖК “Кристалл хаус” в центре Киева — прибыльный объект;

– ЖК “Паркова долина” — прибыльный объект в Киеве;

– здания и площади на заводе “Арсенал” в Киеве в размере 11 млн. долларов;

– ЖК “Ла Манш” на Подоле — 25 миллионов долларов прибыли в год;

– 1,5 гектара земли в Киево-Святошинском районе на Академгородке с плановой прибылью 8 миллионов долларов — сейчас структуры тестя Татарова пытаются переоформить на себя, это вскрыли журналисты “Бигус info”;

– и многое другое. Все это фактически украдено у инвесторов! Все это надо вернуть.

При этом “Укрбуд” генерировал 250 млн долларов валового дохода в год.

Посмотрите размер этих активов: разве можно было называть “Укрбуд” слабой компанией? Мы легко перекрывали любые потери, мы могли без проблем привлечь средства и достроить все объекты. “Укрбуд” был сильной компанией, которую намеренно уничтожили, чтобы просто разграбить.

Причем недостроенные дома перебросили на баланс “Киевгорстроя”, по сути, заставили Киев за счет своего бюджета достраивать там, где есть проблемы. Но самые крупные активы, самые прибыльные объекты в “Киевгорстрой” не передали, все это украдено. Если Киев обеспечит возврат всех активов “Укрбуда” в “Киевгорстрой”, то столица получит огромные прибыли. Моя компания была абсолютно успешной, и после возврата всех активов “Укрбуда” это увидят все.

Для меня важно показать, что разорвали успешную компанию, прибыльную, и не позволить ворам пользоваться украденным у инвесторов. Я хочу, чтобы люди увидели: дело против меня использовали, чтобы устроить хаос и разорвать компанию на куски.

– Насколько я знаю, по соглашению с НАБУ вы обещали передать имущество “Укрбуда” на 750 миллионов государству. Так ли это?

Я не мог обещать НАБУ передать имущество “Укрбуда” по двум причинам: я не являюсь на данный момент ни фактическим, ни юридическим собственником; все ценное имущество уже разворовано моим бывшими менеджерами и приближенными к ним людьми. Но я могу помочь правоохранителям найти украденные активы, чтобы их передали государству для обеспечения в будущем достройки квартир инвесторов “Укрбуда”.

– Расскажите о конфликте в “Укрбуде”. Один из нынешних владельцев активов компании Дмитрий Федотенков дал интервью, где назвал вас, по сути, транжирой, показал таблицу, согласно которой вы потратили на свой отдых, дом, криптовалюту, недвижимость, коллекцию, и некие “ресурсы” около 715 миллионов гривен. Правда ли, что деньги ушли из компании из-за вашего мотовства? И там есть в таблице 161 миллион гривен на “решение сложных вопросов” и на “подарки”. Это взятки чиновникам, вроде взятки Аллерову? Вы это объясняли в НАБУ?

Микитась: Мы с Татаровым все делали вместе, так почему он сидит в Офисе Президента, а я должен сидеть в тюрьме? 02

Все мы понимаем, что Федотенков данную информацию мог либо придумать сам, либо же предоставить со слов своего соучастника-соседа Майбороды. Если же он придумал сам, то тут и обсуждать нечего. Если же он исходил из слов Майбороды, то, наверное, было бы правильно проанализировать расходы на жизнь Майбороды: его дом, автомобили, перелеты, отдых и другие расходы, которые были зачастую не меньше, чем мои.

В марте 2019 года я принял жесткое решение вернуться к операционному управлению компанией, и тут началось самое интересное. Майборода неделю за неделей не мог мне дать четкие данные по результатам 2017 – 2018 годов (именно в это время я не занимался операционной деятельность, так как стал народным депутатом, все было передано в управление менеджерам). В итоге я попытался ввести внешний аудит, и тут начали возникать вопросы. 30% доходов уходило на административные, маркетинговые и иные подобные непонятные мне ежемесячные затраты. Так, например, пресс-секретарь МВД времен Захарченко Бурлаков, приведенный Татаровым в компанию в качестве руководителя маркетинговой службы, расходовал на рекламу больше 25 млн. грн. в месяц. К слову сказать, на данный момент этот Бурлаков работает адвокатом в адвокатской фирме Татарова, что дает мне все основания предолагать совместное участии в распиливании “рекламных” средств “Укрбуда”. При этом и возникли у меня вопросы касательно сумм на так называемое решение “сложных вопросов”, которые были не в моих отчетах, а в отчетах Якусевича, Майбороды, Мармыша и Татарова. На требование объяснить траты на сотни миллионов гривен так называемые менеджеры показывали друг на друга пальцем. Моя ошибка была в том, что прежде, чем наводить порядок, нужно было изменить структуру собственности всех активов. Переписать с этих товарищей и их доверенных лиц. Я продолжал доверять и принимать, что мы единая команда. Хотя этого уже не было. Толчком для них послужил Федотенков. Федотенков – никому доселе неизвестный ресторатор с пустым карманом. К слову, у него в личной собственности, как оказалось, нет ни одного ресторана, кроме ресторана “Причал”, куда я вложил 1 млн. долларов. Основное его достижение — он сосед Майбороды. Майборода же — особа полностью заурядная, но имел одно, но ключевое преимущество — доверенность на переоформление активов ключевой компании “Укрбуд девелопмент”. Причем доверенность могла быть реализована лишь с моего согласия. Но в наше время это уже оказалась для них не проблема. “Черный нотариус” все сделал. Мои же жалобы в регистрационную службу перебивались уже их сильными финансовыми вливаниями моими же деньгами, над которыми я не имел контроля.

Самого Федотенкова привел Майборода. Федотенков просиживал у меня часами в приемной и постоянно о чем-то ныл. То просил о каком-то ресторане, то помочь не останавливать стройку, то еще что-то. В конце концов он втянул меня в строительство ресторана “Причал” (возле моста Патона на правом берегу), в который, как я уже сказал, я вложил 1 млн долл. Кстати, подтверждением этого является часть переписки в WhatsApp, которую выложил Майборода. Моя доля там украдена. Далее Федотенков втянул в покупку здания “Арсенал” на Московской у “Укргазбанка”. Причем свою долю он не выполнил, и пришлось на его часть брать в том же “Укргазбанке” кредит, пока Федотенков с его соинвесторами не оплатит.

Микитась: Мы с Татаровым все делали вместе, так почему он сидит в Офисе Президента, а я должен сидеть в тюрьме? 03

Ресторатор Дмитрий Федотенков, инвестор “Укрбуда”

– Ваша правая рука, генеральный директор “Укрбуда” Олег Майборода заявил: Микитась — конечный бенефициар всех активов под именем “Укрбуд”. Решения принимал всегда только он, остальные — выполняли. Деньги распределялись только по его указаниям, и часть из них — через людей, которых никто не знает. В схемы он никого не посвящал. Решал вопросы с чиновниками и всяческими структурами только он. Поэтому все басни о том, что он стал жертвой ушлого менеджмента — это полный бред”. Ваш топ-менеджер считает, что всеми схемами управляли лично вы.

– Интересно получается: по их словам я якобы все контролировал, все схемы якобы проходили под моим руководством, а в конечном итоге директором и владельцем значительной части имущества остался Майборода и другие лица, а я — ни с чем. Не смешно ли звучит?

Мое дело — это дело о большом обмане и большом предательстве. Меня завели в ловушку те, кто работал вместе со мной, в первую очередь — это топ-менеджеры “Укрбуда”, те, кому я доверял — Майборода, Татаров и другие. После того, как я стал народным депутатом, я отошел от оперативного управления своей компанией и передал эти функции своим топ-менеджерам, на них было оформлено имущество, они принимали решения. Поэтому так легко и произошел рейдерский захват. Имущество было оформлено на Майбороду, Якусевича и Мармыша. Олег Татаров отвечал за решение проблемных юридических моментов…

Микитась: Мы с Татаровым все делали вместе, так почему он сидит в Офисе Президента, а я должен сидеть в тюрьме? 04

Олег Майборода, директор “Укрбуд девелопмент”

– Татаров решал вопросы с силовиками и “крышей”?

– Да. Татаров сделал все, чтобы вывести из-под ответственности Майбороду, стал его адвокатом, потому что активы были записаны на него, а не на меня.

– Вы понимаете, что вы сами — причина многих своих бед, ведь вы поставили топ-менеджерами компании непорядочных людей? Мармыш был прокурором Шевченковского района времен Майдана, Татаров был спикером МВД и подручным Захарченко, они участвовали в подавлении Майдана, участвовали во всех аферах МВД времен Януковича, лгали, оправдывали кровь, убийства? К вам это вернулось. Они поступили с вами так же, как поступали с мирными гражданами, потому что вы о них это знали, но закрыли тогда глаза на их преступления.

– Увы… Татарова взял на работу я сам в 2014-м году. Он имел на тот момент огромные связи со всеми силовиками. Я не занимаюсь политикой, я занимаюсь бизнесом, у Татарова были отличные связи среди всех силовиков, мне казалось, что он может быть эффективным. Он был одним из директоров “Укрбуда” несколько лет. Да, Татаров — это моя тяжелейшая ошибка.

Когда я стал народным депутатом, не имел права лично управлять компанией. Это делали топ-менеджеры, на которых было оформлено все. А когда я перестал быть депутатом, Майборода и другие решили действовать против меня. Татаров, как выяснилось, тоже был не прочь на этом поживиться. Во всем, что я делал, Майборода и Татаров принимали участие и несут свою долю ответственности.

О конфликте в “Укрбуде”

– Расскажите, что это за история, когда телеграм-канал “Джокер” слил разговор, в котором вы хвастаетесь, что у вас контакты с Ермаком и Богданом, и что вы решаете все вопросы. И там некие таблицы показали, якобы ваших расходов на взятки.

– В основе обвинений против меня лежит также запись разговора, которую сделал мой бывший самый близкий друг Майборода, которого я взял на высший пост в “Укрбуде” в 2010-м году, семья которого была родной для моей семьи, который в мою честь назвал своего сына. Запись разговора, где я говорю о поддержке Богдана и Ермака, была сделана 22 ноября 2019 года. Говоря это, я исходил из слов Кучера. Я не мог представить, что весь наш разговор Майборода использует для провокации и для записи моих слов. Это стало основой для еще одного обвинения против меня. На записи разговора присутствовали также другие менеджеры “Укрбуда” Якусевич и Бородавко, а также брат Якусевича Андрей. Я говорил о контактах с главами ОП, поскольку на тот момент у меня был подписан протокол о сотрудничестве с Сергеем Кучером.

https://www.facebook.com/watch/?ref=external&v=851621068612554

– Кто первым предложил организовать “крышу” для “Укрбуда” при новой власти?

– С апреля 2019 года Мармыш без моего ведома начал контактировать с разными людьми, видимо, уже тогда задумав ограбление компании. Он свел меня с Андреем Холодовым, который сейчас народный депутат “Слуги народа”. Через Холодова Мармышу пообещали поддержку в ОП. И Мармыш втянул меня в финансирование избирательной кампании “слуг народа” в Киеве. Майборода сам выкинул нашу с ним переписку в WhatsApp в интернет, на канал Джокера. Там есть такая табличка: “СН – 700”. Это значит, я передал 700 тысяч долларов “слугам народа”.

– Кому конкретно передавали деньги в “Слуге народа”?

– По моему решению Мармыш передал Андрею Холодову деньги, всего было передано от меня 2 миллиона долларов. В знак наших новых отношений мы часто стали встречаться с Холодовым в апреле-июне 2019-го. Холодов отвечал за половину (пять) округов “слуг народа” в Киеве. И ему нужны были деньги на проведение выборов. Плюс по его просьбе я передал все билборды “Укрбуда” для избирательной кампании Холодова. Холодов говорил, что у него 25 депутатов, свой депутатский корпус, плюс он хвастался, что они кумовья с Медведчуком. В свадебном салоне на метро “Арсенальная” (там салон его жены) мы постоянно встречались.

– Холодов обеспечил вам “крышу”?

– Нет, он после выборов не вспоминал о своих обязательствах — помогать решать наши проблемы. Но мне уже было не до выяснения отношений, потому что в сентябре в нашей компании начался раскол, и именно он привел к моему задержанию.

– В какой момент у вас произошел конфликт с вашими менеджерами?

– У нас было две основных компании — “Укрбуд девелопмент” и “Укрбуд инвест”, — которые управляли всем имуществом, и много мелких. Мармыш, по согласованию с Майбородой и Татаровым, переписал “Арсенал” на Федотенкова. В сентябре я узнаю, что “Укрбудинвест” весь переходит некоему господину Кобезю. Я спросил Майбороду: “Это что?”

Майборода отвечает: “Это человек Федотенкова”. Я спрашиваю: “А кто тебе это позволил?”. И тут я увидел, что у него корона на голове выросла. К сожалению, ему доверял полностью, у него была генеральная доверенность на мое имущество, и я не мог подумать, что он посмеет меня обмануть… На него были оформлены все наши счета, к нему люди приходили за зарплатой, я действительно в течении 2017 – 2019 гг был далек от операционной деятельности. Майборода, Якусевич, Мармыш и Татаров сказали: “Нам надо идти дальше с Федотенковым.” Сделать я ничего не мог — активы были у них.

– А как известный ресторатор Дмитрий Федотенков появился в “Укрбуде”?

– Известный — это уж очень… Известным он стал после “Укрбуда”. Дмитрий Федотенков — это, как оказалось, по сути, обычный администратор ресторанов с определенной долей в бизнесе. Он в личной собственности не имеет ни одного ресторана, кроме “Причала”.

Как я уже говорил, его привел лично Майборода. На тот момент у меня были потенциальные инвесторы, который входят в число богатейших людей Украины.

Но Майборода, Мармыш, Якусевич при участии Татарова убеждали меня, что нужно иметь дело только с Федотенковым. Он пользовался их полной поддержкой. Я понимал, что уже ничего не могу сделать. Имущество на моих менеджерах, они решают. И я сказал: “Тогда давайте: готовим протокол, какие кто на себя берет обязательства”. И все протоколы подготовил в сентябре 2019-го Татаров. Три протокола он написал: на 35 миллионов долларов, на 11 миллионов долларов и на 2 миллиона долларов. Это меморандумы о том, что Федотенков обязуется сделать инвестиции в обмен на свою долю участия. В “Укрбуд Девелопмент” — 35 миллионов долларов, в объект на Госпитальной — 2 миллиона долларов, по “Арсеналу” — 11 миллионов долларов. Всего Федотенков обязался внести 48 миллионов долларов, из которых 11 млн. были моими. Для достройки объектов “Укрбуда” требовалось 1,2 миллиарда гривен. Таким образом, инвестиции Федотенкова с лихвой позволяли завершить все объекты и перекрыть все риски, при этом мы сохраняли большинство активов. И я подписал эти протоколы, они у меня есть.

Все объекты были оформлены на более чем 60 компаний, в основном, мелких. Протоколы касались инвестиций в 35 млн. долларов исключительно в “Укрбуд девелопмент”.

Майборода в итоге втянул меня в убийственную для инвесторов схему. Майборода представил Федотенкова как близкого к новому руководству СБУ и непосредственно близкого с Иваном Бакановым. И, по словам Майбороды, Федотенков организовал ему, Майбороде, контакты с Бакановым.

Я уверен, что Майборода и Федотенков лгали по поводу Баканова.

– И вы подумали, что какой-то ресторатор и его соинвесторы смогу помочь вам спастись от уголовного дела и что они способны стать сильными партнерами в строительном бизнесе на десятки миллионов долларов? Вы настолько наивны?

– С уголовными делами я разбирался сам. А что касается того, чтобы быть сильным в строительному бизнесе, то на тот момент у меня стоял вопрос — достроить дома и передать инвесторам их квартиры.

– Получается, вы сами согласовали передачу своего имущества Федотенкову. В чем тогда обман и предательство топ-менеджеров?

– Обман и предательство заключаются в том, что Федотенков по нашим договоренностям должен был вложить 35 млн. долларов только в “Укрбуд девелопмент”. Однако, как я понял потом, никто этого делать не собирался изначально. Вместо этого Майборода и Мармыш переписывают на Федотенкова еще ряд других активов. А юридически документы были составлены таким образом, что я лишался всего, получив взамен ноль. Даже в некоторых меморандумах они подделали мои подписи. Ставится их директор на эти компании, моя доля в 50% ничего не стоит. Федотенков с Майбородой начинают сразу бегать по городу и продавать мои объекты. Никаких инвестиций компания не получила, они сразу стали все уничтожать. После этого Федотенков в ноябре приглашает меня на встречу и говорит: “Ты отдаешь нам 50% всех своих активов”. Я ничего ему не ответил, просто промолчал. После этого без моего согласия они переписывают “Укрбуд девелопмент” на некоего Полевого-Дикин. В январе 2020-го моя доля в “Эдельвейсе” на Зверинецкой и в “Подол Гранд Винтаж”, которая оценивалась в 20 миллионов долларов, переписывается на некоего подставного человека.

– Говорят, что вы слушали Федотенкова и Майбороду, потому что они привлекли якобы для решения ваших вопросов известного криминального “авторитета” Сергея Кучеренко, известного также по кличке “Гонзик”. Якобы некие активы “Гонзик” оформил на себя и на свою семью, обещая бандитскую “крышу”. Но, разумеется, закончилось все только разграблением компании. Что скажете об участии “Гонзика” в делах “Укрбуда”?

– …Я бы не хотел сейчас отвечать на этот вопрос.

– Боитесь, что бандиты “Гонзика” приедут на разборки?

– Всему свое время.

– Да, кто только не вовлечен в строительный бизнес. Кто еще был в доле с вами в этих объектах?

– Партнерами в некоторых объектах были бизнесмены Степан Черновецкий и Сергей Кучер. Степан Черновецкий сразу вышел из этого бизнеса после захода сторонних людей.

– Это тот самый богатый сын нашего бывшего печально известного мэра?

– Это сын Леонида Черновецкого.

Микитась: Мы с Татаровым все делали вместе, так почему он сидит в Офисе Президента, а я должен сидеть в тюрьме? 05

Степан Черновецкий, сын Леонида Черновецкого

– Кучер согласился работать с Федотенковым и его “партнерами”?

– Кучер согласился работать с ними, хотя в ноябре также предложил мне помочь решить мои проблемы, пообещав поддержку Сергея Трофимова…

– Сергей Трофимов — заместитель главы Офиса Президента, который на то время был куратором Государственной архитектурно-строительной инспекции. Насколько известно из СМИ, Кучер имел большое влияние в ГАСИ во времена Трофимова.

– Кучер сказал, что он якобы встречался с Трофимовым, и, если я подпишу протокол, что переписываю на близкие к ним структуры 20% “Укрбуда”, они берут мои проблемы на себя. Такой протокол был нами подписан. Однако, сразу после подписания нами протокола, Кучер с Федотенковым и Майбородой договариваются и Кучер берет за моей спиной полный контроль над этими двумя объектами.

– Вы будете это оспаривать?

– По протоколам, все деньги, которые осваиваются, должны фиксироваться мной. Я подписал один протокол об инвестициях, которые сделал Федотенков — самый маленький, на 2 миллиона. Никаких других инвестиций не было. Основания для оспаривания есть.

– По какой графе оформлялся офис для Гройсмана? Вы дали показания на бывшего премьер-министра, открыто дело, я так понимаю, на основании ваших показаний, что там якобы Гройсман попросил офис на 3 тысячи квадратных метров, это по рыночным ценам было около 6 миллионов долларов. Но заплатил только 2 миллиона. Расскажите детали этой истории. Чем помогало вам правительство, какие еще чиновники были причастны?

Я не могу вашу информацию подтвердить или опровергнуть, идет следствие.

– Вы-то наверняка должны знать, по каким тарифам от премьера работал “смотрящий” за ГАСИ Мартынюк.

Не могу комментировать, извините.

– Федотенков обнародовал данные, что офис на Лаврской, где сейчас расположен штаб “Европейской солидарности”, вы подарили Порошенко бесплатно. Вы дали показания против экс-президента?

– Нет, там все оплачено. Я бы не доверял мнению постороннего в строительстве человека, который просто совместно с моими менеджерами и другими лицами украл 100% долю моего бизнеса и лжет, пытается меня замазать в скандалы, только чтобы не выполнять свои обязательства.

– Ну кто поверит, что можно сделать такую большую строительную компанию, как ваша, без политической “крыши”? Что можно получать столько подрядов без связей с политиками?

Разочарую вас. Сложно, но возможно. Хочу отметить, что с 23 лет я лично руководил работами на ЧАЭС в высоких дозовых нагрузках, постоянно присутствуя там. Через три года работ на ЧАЭС я создал собственную компанию. Хотя я был еще молодым, моя квалификация не осталось не замеченной у иностранных партнеров Украины по атомной энергетике, в том числе представителей ЕБРР. После этого мне было доверено выполнение ключевых работ на ЧАЭС. В это же время я выполнял сложнейшие работы на металлургических комбинатах в Алчевске и Енакиево. Кроме того, когда мне было 28-29 лет, моя компания выполняла сложнейший комплекс работ по строительству первой в Иране АЭС. И никакой политической крыши у меня на тот момент не было, так как работы на АЭС мог выполнять узкий круг специалистов. До того момента, как я начал контактировать с политиками и сам стал политиком, мною было выполнено в сотрудничестве с ЕБРР контрактов на общую сумму более 100 млн. долларов. Со временем я решил принять участие в жилищном строительстве. К сожалению, когда ты начинаешь входить в топ крупнейших любой отрасли, и строительная здесь не исключение, ты начинаешь по тем или иным причинам попадать в поле зрения органов государственной власти…

– И начинаешь раздавать взятки за подряды и за разрешения…

– Рано или поздно, став крупным бизнесменом, тебе необходимо контактировать с правящей властью, чтобы сохранить позиции на рынке. Но здесь есть вторая сторона медали: при смене власти тебе необходимо для сохранения бизнеса успеть переориентироваться на новую власть. Если ты не успел или не смог, скорее всего, твой бизнес ждут очень тяжелые времена либо крах. В моем случае смена власти и предательство изнутри привели к потере бизнеса.

Вы летали за рубеж вместе с мэром Киева Кличко. Это было частью ваших отношений? Вы решали с ним что-то и оформляли землю и разрешения на ввод в эксплуатацию в Киеве?

– Скажу главное: землю от Киевсовета “Укрбуд” никогда не получал ни в собственность, ни в аренду. “Укрбуд” приобретал земельные участки на открытом рынке и застраивал земельные участки, которые уже находились в пользовании на том или ином юридическом основании у собственников или пользователей земли. Киевсовет “Укрбуду” под застройку земельные участки не передавал.

Микитась: Мы с Татаровым все делали вместе, так почему он сидит в Офисе Президента, а я должен сидеть в тюрьме? 06

Микитась и Кличко

Наивно думать, что за чартерный перелет в компании с мэром можно получить в собственность земельный участок в Киеве под застройку целого жилищного комплекса. Это просто смешно.

А что касается самого перелета, то хочу отметить, что за рубеж я с ним не летал, а перелет был в действительности из Неаполя в Киев. Я в Неаполе находился вместе со своей женой на отдыхе. Тогда я там встретил Виталия Кличко. У него был перелет со стыковкой, а я предложил ему лететь с нами. Эта история — чистой воды манипуляция общественным мнением для подрыва моей и Виталия репутации. Интересно, эта история имела бы такой же резонанс, если бы пересекли границу с Виталием на автомобиле? Уверен, что нет. В данном случае резонанс вызвало не то, что мы вместе знакомы, общались, находились в нормальных рабочих отношениях, а то, что мы вместе прилетели в Киев чартером. Я и Виталий пришли в политику уже достаточно обеспеченными людьми. До прихода в политику я (уверен, что и он тоже) неоднократно осуществлял перелеты чартерными рейсами — легальные доходы позволяли. К слову, Виталий сам заплатил за перелет личными деньгами.

– Вы обо всех политиках, с кем общались, дали показания в НАБУ? О ком еще, кроме Гройсмана, вы дали показания — Порошенко, Кононенко, Кличко?

Не обо всех. Но есть категория людей, судьба которых мне не безразлична. Что касается Порошенко, Кононенко и Кличко, мои с ними взаимоотношения не подпадают под Криминальный кодекс.

– То есть больших разоблачений не будет? Да, вы все обо всех знаете, где и сколько какие разрешения стоили. Давайте обсудим.

Поймите меня правильно. Я действительно многое и о многих знаю. Но говорить буду только по тем вопросам, по которым у меня есть документы. Напоминаю, что оперативные вопросы, документы — все это было в руках топ-менеджеров, которые меня предали, с которыми у меня сейчас никаких контактов нет. Это они встречались, это они “решали”, о большинстве деталей, которые интересуют детективов, я просто не знал.

– Кто еще участвовал в разграблении “Укрбуда” и кто вам еще должен?

– Должны многие. Например, мэр Чернигова Атрошенко. В принципе, я Влада считал своим товарищем. Но когда в октябре 2019 года апелляция взяла меня под стражу с правом внесения залога в размере 80 млн. грн., на мою жену вышел Атрошенко и предложил свою помощь в деньгах для внесения залога в размере 1,5 млн. долларов. Наличных денег для залога как раз не хватало. Атрошенко воспользовался ситуацией, когда я был без связи, когда моя жена была напугана, уговорил ее взять деньги, и взамен этих денег переписал на своего человека, некоего Суркова, мой актив стоимостью более 5 млн. долларов.

Когда Мармыш попал в тюрьму по делу Нацгвардии, ему апелляция дала залог 40 млн грн. Видимо, по той же схеме Мармыш переписал все мои активы, которые были у него под контролем, на Атрошенко — а это более 10 компаний. Переписал формально на того же Суркова, который полностью прослеживается как как зиц-председатель у Влада Атрошенко —по хлебным инвестициям, по дорожной тематике. На Атрошенко переписано 40 гектаров на Осокорках близ торгового центра “Ривер Молл”. Все мои активы, оформленные на Мармыша и его людей, а это миллионы долларов, отошли к Атрошенко. Таким образом, Атрошенко стал одним из основных участников воровства денег у меня и у инвесторов “Укрбуда”.

Мэр Чернигова Владислав Атрошенко рассказывает депутатам горсовета о своем жизненном пути

– Это тоже не отдали “Киевгорстрою”?

– Нет, конечно.

По Атрошенко задавали вопросы в НАБУ?

– Нет. Пока еще нет.

– Вы партнеры с Денисом Комарницким. Что вас связывает? Он вам не должен? НАБУ о нем говорит? Гео Лерос называет его “смотрящим” по Киеву от Офиса Президента.

– Могу сказать только, что фактически все деньги, все, что финансировалось у “слуг народа” от штаба Комарницкого — это шло с Подольского моста. Никаких доходов больше у Комарницкого не было. У Кучера 10% в проекте, но он сильно по прибыли обманывал Комарницкого.

Микитась: Мы с Татаровым все делали вместе, так почему он сидит в Офисе Президента, а я должен сидеть в тюрьме? 07

Денис Комарницкий

– Хотите сказать, что выборы “слуг народа” в Киеве в июле 2019-го частично оплачивались из средств, выделенных на достройку моста? Который так и не достроили?

Выглядит именно так.

– А скандал, что Кличко приезжал на недостроенный мост и материалы вывозили со строительства моста — это признание коррупции и воровства денег?

– Тут я уже не знаю — я был в тюрьме. Но Комарницкого подзанесло. Знаю, как рисовалась прибыльность на определенных единичных расценках. Это будет еще одно уголовное дело, вот увидите. С конца 2019 года по сегодняшний день “Экобудтрейд” по Подольскому мосту получил 2,8 млрд. грн. На него постоянно шло финансирование, деньги выделялись на него. Если посмотрим деньги только за 2020 год — Китай бы за это три моста построил.

– Комарницкий сейчас полностью контролирует ситуацию с недостроенным мостом?

– Да. Вместе с Кучером. Вспоминаю июль месяц 2019 года. Как раз выборы. Комарницкий хотел выкупить “Экобудтрейд” — компанию, которая строит Подольский мост. У него денег не было на выкуп. У него вообще денег тогда не было. Мы подписываем с ним протокол, потому что у него было 33% “Экобудтрейда”, и ему надо было купить остальные 66. То есть у нас была такая договоренность. И он получает у меня 1,8 млн. долларов под выкуп доли 66%, после чего Комарницкий передает мне долю 45%. Комарницкий вразрез договоренностям ставит своего директора, устраняет меня полностью от управления. Как мне известно, Комарницкий и Кучер вывели оттуда значительную сумму средств.

– Вы давали показания относительно мэра Кличко, его бывшего фаворита Столара?

– Ничего.

– Ничего не хотите сдавать? Собираетесь сотрудничать?

Сейчас я занимаюсь сотрудничеством с НАБУ по тем делам, по которым у следствия есть доказательная база.

– Шулявский мост — это просто убийственная для Киева стройка, которая парализовала целые районы. И вот сейчас там из-за ошибки проектирования упало три опоры, открыто уголовное дело. Строительство вела компания из группы “Укрбуд”, которая, несомненно, получила подряд благодаря вашим политическим связям. Будете отвечать сейчас и по этому делу?

– Управление осуществлял Якусевич, учредителем был всегда его старший брат Андрей. Все работы взяла на себя уже структура Якусевича — он с братом имел свой бизнес. Я готов дать все показания следствию, мне нечего скрывать. Пусть отвечает за опоры и за то, что там творилось. Подчеркиваю, начиная с 2017 года никаких оперативных решений не принимал.

– Давтян осуществлял кураторство работы по этому мосту?

– Конечно, когда он был замом мэра.

– Кличко не просил себе офис или что-то еще?

– Нет. Такого никогда не было.

– Вся ваша жизнь и бизнес связаны с высокопоставленными политиками, силовиками и судьями, уголовниками, адвокатами и детективами. Вам не кажется, что вы в этом всем выглядите не как строитель, а как участник теневых схем?

Вы как в том мультфильме про старуху Шапокляк. Поверьте мне, мною много сделано хороших дел, но почему-то прославился я совсем другим, и в подавляющем большинстве — несправедливо. Кроме того, что мною построено приблизительно 20 тыс. квартир, предоставлено одновременно 5 тыс. рабочих мест, мною также полностью отремонтирована моя родная школа, я построил церковь и церковную школу, мною финансировалась параолимпийская сборная Украины по волейболу, которая постоянно занимает призовые места на чемпионатах мира и Европы, только одна помощь АТО составила более 3 млн. долларов, всего мной на благотворительность за последние 5 лет было потрачено около 8 млн. долларов. Вот здесь я, наверное, соглашусь с Майбородой насчет своего транжирства.

Микитась: Мы с Татаровым все делали вместе, так почему он сидит в Офисе Президента, а я должен сидеть в тюрьме? 08
Микитась: Мы с Татаровым все делали вместе, так почему он сидит в Офисе Президента, а я должен сидеть в тюрьме? 09
Микитась: Мы с Татаровым все делали вместе, так почему он сидит в Офисе Президента, а я должен сидеть в тюрьме? 10

Элитные автомобили Микитася, арестованные год назад Печерским райсудом

Юрий Бутусов, Цензор.НЕТ