Опасно для жизни: почему украинцы так испугались коронавируса и где ошиблась власть

763

Комментируя необходимость вызволения граждан Украины из Китая, президент Зеленский заявил: «Мы будем бороться за каждого украинца, который оказался в беде, – где бы он ни был. Спасать, эвакуировать, обменивать». Однако вчерашняя «битва за Новые Санжары» отчетливо показала, что все украинское общество оказалось в беде, и эвакуироваться нам некуда.

Жители Новых Санжар отчаянно сопротивлялись решению организовать именно в их населенном пункте двухнедельную обсервацию для людей, прибывших прямо из эпицентра эпидемии смертоносного гриппа – несмотря на все уверения президента и других чиновников в том, что медицинский центр Нацгвардии будет «самым охраняемым объектом в стране», что он будет окружен двойным кольцом охраны из 300 бойцов, что все прибывшие граждане тщательно обследованы и клинических проявлений вирусной инфекции у них не выявлено, а тех, у кого заподозрили повышение температуры, даже на борт не пустили.

Наблюдать за обороной Новых Санжар от заморской заразы было мучительно стыдно. Но и судить этих людей сложно. Пару дней назад ту же решительную готовность «не пускать зараженных» демонстрировали жители других городов – перекрывали дороги, жгли шины и даже проводили защитные молебны. Конечно, тут напрашиваются аналогии со средневековыми «чумными погромами». Но списывать все на мракобесие и моральную деградацию «немногих спровоцированных и экзальтированных граждан», как выразился Антон Геращенко, было бы очевидным упрощением. Причины произошедшего – и сложнее, и глубже, и масштабнее. Такая ситуация могла бы, и все еще может произойти в любом украинском городе.

Потому что жители всех украинских городов, включая столицу, пребывают под гнетом «тройного не» – некомпетентности, невежества и недоверия.

Угроза неконтролируемого распространение вируса COVID-2019 правительствами всех стран мира воспринимается как кризисная ситуация, которая требует антикризисного урегулирования по двум основным направлениям – ограничить распространения собственно вируса и ограничить распространение паники. В нашем же случае правительство сделало все, чтобы потушить пожар керосином. Хотя хотели как лучше, например – показать, что правительство готово встретить угрозу во всеоружии, а вместо этого окончательно убедили людей в том, что угроза крайне серьезная и мы все умрем.

Дело в том, что человеческое бессознательное не чувствительно к частице «не». Можно сколько угодно повторять «вам ничего не угрожает». Но хотя на рациональном уровне все хорошо понимают смысл сказанного, чуткий радар бессознательного улавливает только слово «угрожает».

Например, президент Зеленский допустил грубую ошибку, когда полушутя угрожал оппонентам, настроившимся на разгон паники в угоду своим – мелочным, да – политическим интересам, подселить эвакуированных граждан в их особняки в Конча-Заспе. Президент выдал свое истинное отношение к угрозе распространения инфекции, показав, что размещение потенциальных носителей вируса вблизи чьего-то дома – это наказание. Именно потому, что в кризисных ситуациях у людей снижается активность кортикальных структур мозга, ответственных за рациональную обработку информации и такие эволюционные изыски, как чувство юмора, а активность лимбических структур, обеспечивающих быстрое и прямое реагирование на угрозу, наоборот, повышается, в антикризисной коммуникации шутки, полушутки, оговорки и недоговорки строго запрещены.

Редко бывает, когда косячат все, однако в данном случае именно это и произошло. Практически каждый представитель власти, причастный к организации эвакуации и обсервации, плеснул свой стакан керосина в общий костер. В итоге мы могли наблюдать, как серия некомпетентных решений, принятых должностными лицами, провоцирует эскалацию кризиса. Вместо благородной операции по спасению людей из эпидемиологически опасной зоны имеем 65 человек, морально раздавленных гостеприимством сограждан, около дюжины граждан, находящихся под угрозой уголовного преследования, несколько сотрудников полиции, получивших ранения и травмы, и миллионы наблюдателей, шокированных встречей с собственным коллективным бессознательным.

Это что касается некомпетентности. Теперь о невежестве. С одной стороны, каждый взрослый психически здоровый член современного общества должен обладать базовым набором знаний о том, как распространяются вирусные инфекции и какие меры безопасности он или она могут предпринять для снижения риска заражения. И с этим в украинском обществе в последнее время дела обстоят пугающе.

Тут действительно имеет смысл говорить о культурной деградации, с которой государство обязано бороться, но украинское государство эту борьбу полностью провалило. А как ему не провалить, когда представители государства – это те же самые граждане, погруженные в средневековую мифологию и исповедующие диковатые принципы в отношении собственного здоровья? Например, решение нагнать к месту протестов в Новых Санжарах побольше личного состава, чтобы создать толпу и тем самым максимально увеличить риск передачи пусть не коронавируса, но других болезнетворных микроорганизмов – это как раз следствие невежества.

С другой стороны, коронавирус сам по себе мало изучен, а потому пугает особенно сильно. Тем более необходимо предоставлять населению всю актуальную на данный момент информацию, причем делать это не для того, чтобы «погасить панику», а именно с просветительской целью – предоставить людям максимальное количество достоверной информации, которая позволит принимать им разумные, а не магические, решения по защите себя и членов своей семьи от возможного заражения. Еще важнее информировать людей о том, какие шаги необходимо предпринять в случае, если заражения избежать не удалось и симптомы болезни уже проявились.

Ведь очевидно, что вирус невозможно остановить ни двойным, ни десятерным кольцом охраны, ни вокруг Новых Санжар, ни по периметру государственных границ. Как очевидно и то, что для предотвращения передачи инфекции нужно защищаться не от людей, а от вирусов. Для этого не нужны БТРы, для этого нужны респираторы, свежий воздух и гигиена.

Бороться с общественным невежеством – прямая и главная задача государства. Но что делать, когда государство само невежественно?

И тут мы подходим к главному пункту нашей программы – к недоверию. Обычно принято указывать на недоверие «снизу вверх», то есть на катастрофически низкий уровень доверия граждан по отношению к собственному государству. И это факт. Люди вышли на улицы не потому, что они дикие, а потому что они абсолютно уверены в том, что если произойдет что-то по-настоящему плохое (а вероятность высока, см. пункты 1 и 2), то они окажутся с этой бедой один на один. Люди прекрасно знают, что значит быть брошенным на произвол судьбы, что значит быть незащищенным ничем и никем в трудную минуту, и передают этот опыт из поколения в поколение. Можно ли положиться на отечественную систему здравоохранения? Нет. На систему социальных гарантий? Нет. На неприкосновенность частной собственности? Нет. Ничего нет.

Но в кейсе «Новых Санжар» особенно ярко проявилось недоверие «сверху вниз». Государство и его представители тоже ни на грош не верят собственным гражданам. Иначе бы министр здравоохранения Зоряна Скалецкая сразу же честно заявила о том, какие именно места дислокации эвакуированных граждан рассматриваются, доверяя способности граждан внимать разумным аргументам при условии, что эти аргументы разумны, а информация исчерпывающа. Но нет. Иначе министр внутренних дел Арсен Аваков не выставлял бы против людей БТРы, считая, что людей нельзя убедить, их можно только додавить. Но нет. Иначе бы президент не стыдил сограждан за отсутствие эмпатии и сочувствия к тем, предъявляя в качестве примера благородство французов. Но нет.

Некомпетентность, невежество и недоверие – это наш магический Уроборос, змий, кусающий себя за хвост. Невежество людей порождает некометентность власти, которая порождает тотальное недоверие, которое порождает бегство людей в магические защитные практики и далее по кругу. И нет той окончательной, абсолютной, авторитетной инстанции, к которой можно апеллировать по этому поводу.

Некомпетентность, невежество и недоверие – симптомы болезни, которая поразила наше общество. Эта болезнь вполне опасна для жизни. Потому что то, что у нас сейчас происходит – это не жизнь. Это бесконечная битва за Новые Санжары.

Светлана Чунихина психолог, член Ассоциации политических психологов, работала в НИСИ

Букви