Если бы Порошенко действительно боялся нападения на Украину, стал бы он демонтировать ситуационную комнату?

209

Конец 2018 года выдался очень тревожным. Нарастающее напряжение в Азовском море вылилось в агрессивное задержание в Керченском проливе трех кораблей Военно-морских сил Украины 25 ноября. Было применено оружие, 24 моряка оказались в российском плену, три человека получили ранения. 5 декабря начальник Генерального штаба Виктор Муженко в интервью агентству Reuters заявил, что военная угроза со стороны России находится на самом высоком уровне с 2014 года, на границах Украины стоят мощные ударные группировки российских войск, готовые в любой момент нанести удар. В стране ввели военное положение, демобилизованные ветераны приготовились вернуться в строй.

Петр Порошенко облачился в камуфляж и стал демонстрировать качества решительного военного лидера, способного дать отпор путинским посягательствам на суверенитет и независимость Украины. Он и раньше демонстрировал, но теперь это была отдельная тематическая кампания, случайно, конечно, совпавшая с рекламной кампанией президента, где милитаристские обертоны должны были сыграть важную роль: кандидатов много, главком один. Еще в сентябре бывший заместитель главы администрации Дмитрий Шимкив рассказал о чудо-ситуативной комнате, созданной на Банковой, откуда президент может управлять страной в строго секретном режиме. Все должно было внушать: страна под страшной угрозой, но в надежных руках.

Правда, еще по ходу краткосрочного, 30-дневного военного положения тема российской угрозы была постепенно вытеснена народными гуляниями по поводу обретения томоса. А к концу избирательной кампании, удивившей своими результатами, педалирование угрозы вообще сочли неуместным и контрпродуктивным: плакаты с Порошенко и Путиным перед вторым туром провисели буквально сутки.

В этом контексте новость о том, что в президентской администрации демонтировали ситуационную комнату и вынесли прочь оборудование, якобы арендованное лично Петром Алексеевичем, играет особенными красками. Тут целый пирог из смысловых пластов. Замечательный образ президента-патриота, жертвующего ради безопасности родины всем, что нажил непосильным трудом, а потом уносящего пожертвованное с собой, лишь бы не досталось преемнику. Сверхэффективная администрация, на чье содержание тратятся сотни миллионов гривен, но расходы на обеспечение оперативного руководства президенту будто бы приходится оплачивать из своего кармана. Отдельная тема о правовой стороне этого дела и о соблюдении режима секретности. Также умолчим о способности людей, окружающих Порошенко, просчитывать, какие репутационные последствия для босса будут иметь их действия. В самом деле, кто там считает!

Но самое главное – за этим ярким эпизодом проглядывается истинное отношение Петра Порошенко к российской угрозе. Куда-то делись ударные группировки с наших границ? Если бы вчерашний главнокомандующий так боялся внезапного нападения на Украину, которым пугали в конце осени – начале зимы, стал бы он откровенно гадить нынешнему главнокомандующему, лишая того инструментов оперативного управления, которые могут понадобиться в любой момент, когда от скорости принятия решений будет зависеть все?

Может, все-таки истерика, которую власть закатила в конце 2018 года и которая обошлась не только в круглые суммы, выброшенные на дополнительные меры в рамках военного положения, но и слезы семей, переживших 2014 год и приготовившихся пережить его снова, была искусственно создана, чтобы повысить шансы президента на второй срок? Ведь нет лучшего момента для проверки прочности Украины, чем нынешнее междувластие, когда одни ушли, а вторые еще толком не пришли, но Порошенко теперь ощущения угрозы почему-то не показывает. Выходит, это была всего лишь игра.

В Facebook проскочили проклятия киевского водителя в адрес тех, кто пристраивается вслед за “скорой”, чтобы проскочить дорожные пробки. Власть, которая организовывает “скорые”, чтобы вслед за ними проскочить на следующий срок, вызывает еще большее омерзение.

Leonid Szwec

Źródło